Интересное интервью Федерера газете «Coopzeitung»

Интересное интервью Федерера газете «Coopzeitung»

27 июня 2017 года самая тиражированная швейцарская еженедельная газета «Coopzeitung» провела обширное интервью с Роджером Федерером, почти не касаясь тенниса.  

Роджер Федерер, мы встретились для интервью в субботу утром. Вы уже в хорошей форме или довольно сварливы по поводу утра?
Скажем так, сейчас стало по лучше. Ладно, сегодня утром я немного устал. Вчера вечером мы хорошо поужинали, и легли поздно. А сегодня утром пришлось собираться очень рано, чтобы приехать к вам.

Вы сами всё собираете?
Мы помогаем друг другу. Мирка делает большую часть работы, а потом я играю супервайзера (смеётся).

Можно ли в следующие 30 минут в основном говорить о еде, питье и приготовлении пищи?
Насчёт еды меня это абсолютно устраивает, я люблю есть! А вот с кулинарией, особенно с кулинарией самому, у меня очень плохо. Может быть, ещё и потому, что мне в жизни всегда очень везло в этом отношении: Мирка – супер-повар. Даже когда я жил в общей квартире с Ивом Аллегро, Свеном Суинненом или Мичи Ламмером (прим.ред.– Друзья по юношескому теннису), я всегда играл роль ассистента. Поэтому, говорить о приготовлении пищи в течение 30 минут будет сложно. Боюсь, что у вас скоро закончатся вопросы.

В последнее время Вы занимаетесь повседневными делами, например, ходите пешком или посещаете бассейн. Так что было бы вполне логично, если бы вы тоже начали готовить!
К сожалению, сейчас у меня нет времени. Приготовление не должно вызывать стресс. А во после карьеры я могу представить себе, что время от времени буду готовить самостоятельно. Хорошо поесть – это хорошая возможность для меня и Мирки немного расслабиться вечером, когда дети уже спят. К счастью, мы много путешествуем по миру, поэтому продолжаем всегда пробовать что-то новое. Мне нравится приспосабливаться к местным обычаям. Итак, в Азии я ем азиатскую кухню, в Италии – итальянскую и так далее.

Значит, Вам нужно следить за своей фигурой?
Сегодня больше, чем в раньше. Я сейчас много не тренируюсь, и в этом нет необходимости. Очень важно, чтобы я тренировался правильно, чтобы оставаться в форме.

Вы когда-нибудь ели насекомых?
Насекомых нет, а вот морских ежей ел. В лучших ресторанах мира я имею возможность есть всё. Раньше было сложнее, так как был вегетарианцем.

Настоящий?
Да, это так. На юношеских турнирах не всегда была возможность поесть хорошего мяса, поэтому я отказался от него, пока мне не исполнилось 16. Впервые я попал в швейцарскую команду в Кубке Дэвиса в 1998 году. Мы играли против Чехии. Когда мы сидели в стейк-хаусе, я заказал рис и салат. Марк Россет решил, что я шучу: “Эй, Роджер, это стейк-хаус, нельзя просто есть зелень!” Поэтому он заказал для меня десять маленьких кусков разных видов мяса. Половина из них мне очень понравилась. С тех пор я снова стал есть мясо. С рыбой познакомился, скорее всего, через Мирки. Сначала мне не понравился рыбный вкус, но благодаря множеству отличных соусов, я её полюбил.

Что было самым странным на Вашей тарелке?
Это было в Париже, когда я согласился попробовать лягушачьи лапки и улитки. Я не мог поверить, что сделаю это. Я встречал улиток по дороге в школу, мы часто с ними игрались. И вот они у меня на тарелке! Но мы использовали чесночный соус. Так что, от вкуса улитки не так много осталось.

Вы когда-нибудь были в Нью-Йорке, чтобы посетить лучшего шеф-повара Даниэля Хамма из Швейцарии?
Да, я очень хорошо знаю Даниэля. Я давно хотел пойти к нему поужинать в «Eleven Madison Park». Однако это не просто, так как – это целая церемония, а во время турнира много времени на еду растранжирить нельзя.

Даниэль Хамм – мой большой поклонник, и он решил, что над ним хотят пошутить, когда по телефону заказали столик для Федерера. Когда я вошёл в ресторан, он выглянул из кухни и всё ещё не мог в это поверить. Мы разговаривали с ним до двух часов ночи. У него также есть ещё один ресторан «NoMad», в который я люблю ходить. Это одно из моих любимых мест в Нью-Йорке.

Сколько блюд Вам подал Хамм?
Мне кажется, что это было семь блюд плюс всевозможные атрибуты, которые невозможно недооценивать. Недавно я был с Андреасом Каминадой в «Igniv», который он открыл в Санкт-Морице. Это тоже было чудесно (прим. ред. – Андреас Каминада – самый молодой повар в Европе, обладатель трёх звёзд “Michelin”).

Вы пьёте вино во время еды?
Да, часто. Это часть хорошей еды.

Интересное интервью Федерера газете «Coopzeitung»

Кто дегустирует вино?
Мирка. Она очень хорошо различает вкусы и распознает нюансы. У неё прекрасный нос. Для меня это больше похоже на то, чтобы сказать: “мне это нравится или мне это не нравится”. Так что я счастлив, что у меня есть личный дегустатор.

Вы коллекционируете что-нибудь, кроме трофеев?
Ага, у тебя уже закончились вопросы о еде. Раньше я помогал моему отцу собирать почтовые марки и крышки от кофейного крема. В какой-то момент он всё продал. Я долго собирал турнирные бейджики аккредитации. Сегодня это уже не так привлекательно, потому что организаторы заранее скачивают мою фотографию в интернете. И это не имеет ничего общего с моим появлением на соответствующем турнире. Раньше меня фотографировали на месте проведения турнира, так что это было настоящим свидетельством того времени. Что ещё я собираю? Может быть, скорее всего обувь, потому что у меня её очень много (смеётся).

У нас был Ваш номер мобильного телефона до 2003 года, а что случилось потом?
Тогда я впервые выиграл Уимблдон и телефон просто раскалялся. На сегодня только около 200 человек знают мой номер.

Ваши дети хотят домашнее животное?
Девочки были бы очень счастливы. Но они знают, что пока я играю, это не сработает. Если мы когда-нибудь остепенимся, тогда это вполне возможно. Тогда и у меня появится свободное время, чтобы его уделять животному. Это не должно быть просто забавой.

Были ли у Вас домашние животные в детстве?
Да, всегда. Все началось с морских свинок, продолжилось с карликовых кроликов, затем с кошек. Одна из них сопровождала меня всю юность: Джинджер было 15 лет, когда она умерла.

Сколько у Вас автомобилей?
Пять. Они принадлежат не мне одному, я делю их с Миркой (подробно о его машинах здесь).

У Вас в гараже есть велосипеды? 
Да, конечно. Мы живём в горах, поэтому вам необходимо иметь горный велосипед. Теперь я хочу купить электровелосипед, чтобы кататься по холмам и горам, не возвращаясь домой полностью разбитым. В прошлом году, когда у меня было время, мы протестировали пару моделей. Невероятно, какая у нас была скорость на этих штуками!

Умеют ли Ваши дети кататься на велосипеде?
Девочки, да. На Уимблдоне как-то мы взяли напрокат велосипеды и ездили поблизости дома. Важно, чтобы дети осваивали велосипедную езду.

Вы находитесь в середине сезона цветения растений. Только представьте, если бы у Вас была сезонная аллергия…

В Штутгарте я видел игрока, который вошёл в раздевалку с красными глазами и явно страдал. Мне было его очень жаль. Мне очень повезло, что я не страдаю этим!

Какая на вкус трава?
Мне нравится её вкус. Это напоминает мне футбольные дни, когда я был юниором (подробно об его увлечение футболом здесь)

Вы когда-нибудь пробовали есть траву, как Новак Джокович после победы на Уимблдоне?
Буквально нет. Однако в переносном смысле я недавно её “наелся” в первом круге травяного турнира в Штутгарте...

Как часто Ваша жена Мирка даёт вам технические или тактические советы по теннису?
Что касается техники, практически, нет. Она помогает мне больше на ментальном уровне. Мирка сразу замечает, когда я нервничаю, но, при этом, не сдерживается с критикой. Но больше всего она помогает мне в организационной сфере. В последнее время Миркины заботы ко мне стали похожи на "материнские". Что тоже очень меня устраивает.

Вы всё ещё время от времени вместе играете в теннис? Ведь Мирка тоже была в профессиональном туре.
Примерно раз пять в год. В основном в межсезонье, когда начинаю скучать по игре. Тогда Мирка и берёт ракетку в руки.

А тогда она выигрывает у Вас?
Нет, не то (смеётся). В любом случае, мы играем не на счёт.

Вы не жалеете, что Мирка перестала быть профессиональным игроком?
Нет, никогда! Я в действительности очень этому рад. Она знает, как бывший профессионал, что нужно, чтобы я мог оптимально подготовиться к турниру. Понимания этого гораздо больше, чем в чём-либо, что не имеет отношения к теннису.

Вы много рассказываете о своих детях в интервью?
Да, меня часто спрашивают о них.

Но то, что мы ещё нигде не читали: Вы хотите ещё детей?
Эта тема, конечно, ещё не окончательно закрыта, но мы не будем её подымать, пока я не завершу свою карьеру.

И когда это случится?
Я сам не знаю.

С кем неплохо можно повеселиться в “теннисном цирке”?
На вечеринке мне всегда весело со Стэном Вавринкой. Или со Северином Люти. Когда он в настроении, то “выдаёт” по полному. Я не могу сказать, являются ли весельчаками другие игроки. На теннисном корте мы намного больше встречаемся, чем на тусовке.

У вас когда-нибудь было на следующий день похмелье, когда Вы выходили на корт?
На самом корте, нет. Но после победы на «US Open-2005» у меня возникла проблема. И это было совершенно не смешно. Я не чувствовал себя нормально с понедельника до четверга.

В каком фильме Вы бы хотели сняться? 
Я вообще не считаю себя актёром, даже если меня время от времени можно увидеть в рекламе. Нужно знать свои возможности. Для меня всё начинается с запоминания текстов. Например, Дэниел Дэй-Льюис в «Линкольне» – просто безумие, как он “ломает” текст!

На каком музыкальном инструменте Вы можете сыграть?
Сначала я пытался освоить блокфлейту (прим.ред.– Свистковая флейта), а затем брал уроки игры на фортепиано. Буквально вчера я “музицировал” детям на пианино.

Вы всё ещё можете это делать?
Всего могу сыграть одну-две вещи. К несчастью, у меня слишком мало времени на репетиций.

Какая музыка Вам нравится больше всего?
Я вырос, слушая музыку уличных парадов. Благодаря моему бывшему тренеру Петеру Лундгрену я оценил рок. Услышал «AC/DC», «Metallica» и Ленни Кравица. Всех их я видел вживую. Сейчас, когда я дома, часто слушаю шлягеры 90-х. Возникают детские чувства.

Это ваша вина, что «Базель» проиграл со счётом 3:0 в финале Кубка 2015 года? Вы посетили команду в раздевалке перед игрой, а не после неё.
Именно поэтому, с тех пор, я этого не делаю (смеётся). Ещё до этого поражения у меня сложилось впечатление, что я не являюсь “талисманом”. Было время, когда «FCB» регулярно проигрывал, когда я находился на трибунах. К счастью, я также видел много игр, в которых они и выигрывал.

Теперь вам нужно определиться. Вы бы предпочли быть Джастином Бибером или Леди Гагой?
Поскольку я плохо знаю Леди Гагу, я просто скажу Бибером.

«Титаник» или «Терминатор»?
Вначале мне не хотелось смотреть этот сентиментальный фильм «Титаник». Но, когда я его посмотрел, то пришлось признать – это он действительно впечатляет.

И Вам приходилось плакать при его просмотре?
Сцена, в которой Леонардо ди Каприо скользит в воду и больше не появляется, не такая уж смешная. Тем не менее, я выбираю «Терминатор». Этот фильм, как и «Рэмбо», просто легендарные, и я люблю смотреть их снова и снова.

Трамп или Путин?
Я седел за стол с ними обоими.

Когда это было?
Я познакомился с Дональдом Трампом десять лет назад на вечеринке, устроенной Анной Винтур (прим.ред. – Близкая подруга семьи Федереров и главный редактор «Vogue») в Нью-Йорке, а с Владимиром Путиным – в Санкт-Петербурге на церемонии вручения премии «Laureus Sport Awards» в 2008 году, когда меня признали спортсменом года в мире. Помню, как вдруг Путин встал и произнёс тост за всех. Но с ним я лично не разговаривал. Извините, но я не могу выбрать ни одно из них.

Можете ли вы представить себе игру в Швейцарском ветеранском клубном чемпионате, после вашей карьеры? Как Марк Россет или Якоб Гласек?
Я уже думал об этом. Почему бы не собрать команду? Это не так уж и надуманно. Я мог играть с "молодыми" ветеранами уже сегодня.

Что вы скажете тем журналистам, которые в 2009 году рассказали об “осени” вашей карьеры?
Я понимаю. После того, как я выиграл все турниры «Большого шлема», журналистам пришлось искать что-то новое. Об завершении карьеры можно феерически рассуждать, поскольку материал никогда не заканчивается, пока он не стаёт фактом.

Вы сейчас уже ощущаете “осень” в своей карьере или это больше похоже на “третью весну”?
“Третья весна” звучит лучше. Посмотрим, сколько ещё я смогу играть. Мои поклонники знают, что я хочу продолжать как можно дольше. Пока меня теннис не утомил, я могу совмещать его с семейными обязанностями. То, что будет дальше, – это бонус, особенно после 18-го титула «Большого шлема», когда мало кто мог предположить, что я смогу это сделать.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Теннисная энциклопедия Игоря Ивицкого
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: