Оцените материал
(110 голосов, средняя оценка 4.8 из 5)

Об основателе современного тенниса - Уолтере Клоптоне Уингфилде

Об основателе современного тенниса - Уолтере Клоптоне Уингфилде

Из книги Бориса Фоменко «Он подарил миру теннис» (2011г.)

Глава I. Рыцарь викторианской эпохи

 

Юность позади. Что дальше?

Герой нашего повествования Уолтер Клоптон Уингфилд родился 16 октября 1833 года в старинной, респектабельной семье в небольшом валлийском шахтерском городке Ребен (Ruabon). Говорят, что городок обязан своим названием местной «красной реке», которая до сих пор служит напоминанием о многих кровавых битвах между кельтами и саксонцами. «Уингфилды, - как писал позднее его кузен Джон Уингфилд, - славились своей преданностью королю и своей стране. На протяжении более 800 лет они хранили свою верность монархии, не запятнав при этом ее достоинства».

Это была одна из старейших английских семей, которая обосновалась в графстве Саффолк за несколько лет до вторжения Вильгельма Завоевателя в Англию после битвы при Гастингсе (1066). Предки Уингфилда, как свидетельствуют архивы, владели старинным замком, построенным еще в 1362 году на стыке двух соседних графств - Саффолка и Норфолка. Этот замок известен тем, что в нем четверть века провел в заточении внук французского короля Карла V Карл Орлеанский (1394-1465), взятый англичанами в плен в битве при Азенкуре (1415), описанной Шекспиром в трагедии «Генрих V».

Род Уингфилдов славен видными военными и дипломатами. Сэр Джон Уингфилд участвовал в сражении при Креси (1346). Сэр Ричард Уингфилд был послом при дворе Карла V. Когда английский король Генрих VIII повстречался с французским монархом Франциском I (1520), он представил ему семь доблестных рыцарей, пятеро из которых были Уингфилды. В середине XVI века Хамфри Уингфилд был спикером Палаты общин, а Томас Уингфилд - мэром городка Шрусбери.

Шло время. В XIX веке род Уингфилдов обеднел, замок пришел в упадок, стены местами потрескались, поросли мохом и стали постепенно разрушаться. Наконец родовое гнездо было продано, и последующие поколения Уингфилдов уже росли и воспитывались за его пределами.

Отец новорожденного - 33-летний майор Клоптон Льюис Уингфилд - служил в то время в 166-м пехотном полку английской армии. Мать - Джейн Элиза - хлопотала по домашнему хозяйству. Ей было 25 лет, когда родился ее первенец. Три года спустя мать родила еще и дочь, но, увы, скончалась при родах.

Уолтер прожил почти всю свою жизнь в счастливое для Англии время - в эпоху королевы Виктории - пожалуй, самой деятельной и дальновидной британской королевы. Долгая эпоха ее правления - 64 года (1837-1901) стала называться Викторианской и считается золотым веком в истории страны. Англия наслаждалась долгожданным миром и спокойствием, которым не помешали ни всплески чартистских волнений, ни Крымская кампания (1853-1856), ни Англо-бурская война (1899-1902). Со временем страна превратилась в «мастерскую мира», стала первой морской и торговой державой, владычицей морей. Так что британцам было где развернуться и пожать плоды успешного правления своего мудрого монарха.

Это было еще и время Великой промышленной революции - время новых открытий и талантливых изобретателей. Англичане уже пожинали первые плоды такой революции - паровые двигатели Уатта, первая в стране железная дорога (Ливерпуль - Манчестер; 1830), новый порт Ливерпуль, который сменил Лондон и сэкономил пароходам целые дни на пути их плавания в Америку, и т. д.

Не стоял в стороне от преобразований и провинциальный Ребен. По мере развития промышленности в стране резко возрос спрос на уголь, свинец и медь. А это обеспечило местным жителям - преимущественно шахтерам - не только приличные заработки, но и вполне приемлемый уровень жизни.

Уолтеру было всего три года, когда умерла его мать. Отец мальчика служил тогда вдалеке от дома, и все хлопоты по воспитанию будущего изобретателя тенниса взяли на себя его родственники. Спустя три года отец вернулся к сыну и забрал его в родной город. Уолтер получил неплохое по тем временам домашнее образование, но больше всего он увлекался рыбалкой и верховой ездой. Конечно, эти увлечения были важны, но лишь для деревенского сквайра.

В 1846 году семья Уингфилдов окончательно осиротела: в возрасте 46 лет неожиданно умер отец, и перед 13-летним Уолтером встал извечный вопрос: «Что делать дальше?» Прошло еще два года после смерти отца, а юноша так и не решил, куда направить свои стопы. Неопределенность пугала. И здесь 15-летнему подростку пришел на помощь его дядя - подполковник Джон Уингфилд, который решил определить своего племянника на военную службу. Для начала дядя Джон направил Уолтера в новую школу с целью лучшей подготовки в учебе. В сентябре 1850 года подполковника Уингфилда известили о том, что в 18-м полку легкой драгунской кавалерии открылась вакансия корнета, но чтобы претендовать на нее, нужно было сдать вступительные экзамены.

И вот 1 октября 1850 года Уолтер Уингфилд, которому не исполнилось еще и семнадцати лет, явился в знаменитую Королевскую военную академию в Сандхерсте для сдачи вступительных экзаменов. Экзамены были непростые и по многим предметам - правописанию, грамматике, умению писать сочинение, географии, математике, черчению, истории и знанию иностранных языков. Уолтер неплохо справился с этими предметами, но с треском провалился на экзаменах по истории и географии. Но если по истории он не сумел ответить ни на один вопрос, то по географии все же «блеснул» своими знаниями: Шпицберген он разместил в Северном море, а Торонто - в Испании.

После провала в академии пришлось вернуться домой и вновь засесть за учебники по истории и географии. Новая попытка сдать экзамены по этим предметам пришлась на 8 апреля 1851 года и оказалась успешной. Затем после внесения весьма внушительного по тем временам взноса за обучение (840 фунтов) Уингфилд был определен в корнеты, но не 18-го полка (эта вакансия была уже занята), а Первого полка драгунской гвардии. Однако служба была еще впереди. Началась учеба. Теперь уже по военной линии.

 

Казалось бы, живи и радуйся...

Тем временем благодатный мир, которым так наслаждалась Англия со времен победной битвы при Ватерлоо (1815), был торпедирован: по вине Турции страна оказалась втянутой в Крымскую войну. Правда, в этой войне Англия и Франция преследовали свои интересы: они боялись усиления России на Ближнем Востоке и в Средиземном море. В мае 1854 года 60-тысячный англо-французский корпус высадился в Крыму и начал 349-дневную осаду Севастополя. Несмотря на успех союзников, война, увы, показала всю гнилость британского военного истеблишмента: на фронте обнаружилась острая нехватка боеприпасов и продовольствия. Шотландские стрелки в красных мундирах служили для русских посмешищем и хорошей мишенью. Солдаты корпуса бедствовали и умирали, несмотря на героические усилия прославившейся тогда сестры милосердия Флоренс Найтингейл. Парадоксально, но факт: болезни унесли тогда больше солдатских жизней, нежели боевые действия. Сказывалась и бездарность высшего британского командования, что хорошо показал знаменитый английский поэт Альфред Теннисон в своем стихотворении «Атака легкой кавалерии» - атака бесполезная и направленная не туда, куда надо.

Уингфилду повезло: он поступил на действительную службу в своем полку, когда тот уже вернулся после войны в Англию в июле 1856 года. Но везение, как нередко бывает, длилось совсем недолго - уже 24 августа 1857 года полк Уингфилда погрузился на корабли и отправился в Индию для защиты прав и интересов Ост-Индской компании поддерживаемой английским правительством.

В Индии - в этом многие десятилетия верном оплоте британской короны - вспыхнуло в то время самое настоящее восстание, известное как восстание сипаев. Его причины крылись в глубоком недовольстве местных властей колониальным правлением англичан, но поводом для него послужил вроде бы пустяк - раздача местным сипаям патронов, покрытых для лучшей смазки тонким слоем свиного или коровьего жира, что вызвало среди них недовольство и вскоре привело к открытому мятежу. Причина этого недовольства была понятна: сипаи, среди которых было немало мусульман и индусов, наотрез отказались использовать патроны с такой смазкой. И неудивительно, ведь религия строжайше запрещает мусульманам есть свинину, а индусам - телятину. Вот и получился такой «свино-телячий бунт», как называли его промеж себя англичане. И все же восстание, несмотря на его жестокое подавление, оказалось не напрасным: Ост-Индская компания была упразднена, а Индия стала колонией британской короны.

Восстание распространилось на большую часть бенгальского округа и, частично, на Бомбей, но округ Мадрас остался за его пределами. Полк Уингфилда высадился в мадрасском порту и направился походным маршем в город Бангалор. Город находился на расстоянии двухсот миль к западу от Мадраса на высоте 3 тысяч футов над уровнем моря и славился своим благоприятным климатом. Это был также хорошо известный в Индии культурный и образовательный центр.

Будучи уже лейтенантом, Уингфилд нашел свою службу в Бангалоре вполне приятной. Но она оказалось приятной вдвойне, когда новоиспеченный лейтенант влюбился в хорошенькую 16-летнюю Алисию Лидию Кливленд - дочь генерала Кливленда - командующего Индийской армией в округе Бангалор.

Весной 1858 года Уингфилд получил новое продвижение по службе - стал капитаном. Осенью того же года он и Алиса обвенчались. А год спустя Алисия родила ему первенца. Младенца назвали Гарольдом Уаткином.

Однако вскоре молодые супруги были вынуждены расстаться. По приказу командования полк, в котором служил Уингфилд, отправился морем в Китай. Англо-французскую экспедицию возглавлял тогда сэр Хоуп Грант. Грант при переговорах особо не церемонился. Он быстро заставил китайцев поверить в «мудрость» предоставления Англии и Франции выгодных для них концессий, а также в «разумность» открытия ряда китайских портов для английской торговли. В Китае Уингфилду все же пришлось понюхать пороху, но, слава богу, все обошлось для него благополучно.

После возвращения в конце января 1861 года в Англию, Уингфилд вновь стал счастливым отцом: жена подарила ему второго сына - Роланда Пенрина. Год спустя Уингфилд ушел в отставку и полностью посвятил себя заботам о семье и унаследованном им поместье. А поместье раскинулось посреди зеленых живописных холмов графства Монтгомери, что в Уэльсе. Это был участок в 40 акров земли, где стоял жилой дом с большим садом, а вокруг - 600 акров плодороднейшей земли и свыше 2000 акров земли для разных других угодий.

В апреле 1870 года королева Виктория назначила Уингфилда в почетный корпус лейб-гвардейцев. После королевской дворцовой стражи это был старейший корпус в Англии. Он был создан еще королем Генрихом VIII в 1509 году. Обязанности Уингфилда сами по себе были нехитрыми: он был должен присутствовать на всех королевских мероприятиях в полной парадной форме.

Тем временем семья Уингфилда продолжала расти: в 1871 году родился третий сын. Его назвали в честь отца Уолтером Клоптоном. В мае 1873 года Уингфилд стал майором кавалерии дворцовой стражи, что-то вроде национальной гвардии графства Монтгомери.

Жизнь шла своим чередом. В семье царили мир и покой. Подрастали дети. Не забывали дом Уингфилдов и друзья. Англия вновь наслаждалась прелестями Викторианской эпохи, что позволяло ей использовать открывшиеся возможности промышленной революции на всю катушку. Казалось бы, что еще нужно человеку. Живи и радуйся, но не таков был Уингфилд. Будучи весьма предприимчивым, он не мог долго сидеть, сложа руки. Его деятельная натура рвалась наружу. Тем более что майора давно преследовала одна идея...

 

Далее на сайте автора

13/11/2013 , Автор: Игорь Ивицкий

Добавить комментарий