Оцените материал
(39 голосов, средняя оценка 4.6 из 5)

Финал "Ролан Гаррос-1999": Андре Агасси ‒ Андрей Медведев

Открытый чемпионат Франции Ролан Гаррос 1999 финал Андре Агасси Андрей Медведев

6 июня 1999 года состоялся один из самых интригующий финалов в истории Открытого чемпионата Франции («Ролан Гаррос»), неофициально считающимся Чемпионатом мира на грунтовых кортах.
Звание чемпиона оспаривали 29-летний американец Андре Агасси и 24-летний украинец Андрей Медведев (прим.авт.– Кто такой Ролан Гаррос здесь).

Перед финалом

Оба Андрея накануне пережили душевные травмы. Агасси оставила жена Брук Шилдс ‒ известная американская киноактриса, а с Медведевым окончательно разорвала отношения вторая ракетка Германии Анке Хубер. Ещё одной общей проблемой у них стало начавшийся процесс интенсивного выпадения волос.

К тому же, украинец находился в игровом кризисе. Стремительно войдя за полтора года (6.01.1992-7.06.1993) в мировую десятку, перескочив 218 рейтинговых позиций, он, так же как и Агасси полтора года назад стремительно "покатился" вниз по рейтинговой "лестнице", и сменил 4-е место в рейтинге на 100-е.
Его проигрыш в 1-м круге турнира в Монте-Карло квалифаеру и 196-му в рейтинге хорвату Ивану Любичичу (7:6; 0:6; 1:6) стало как-бы последней каплей в психическом надломе, и Андрей решил "завязать" с теннисом.

справка В 1994 году Медведев в 19-летнем возрасте выиграл свой первый "мастерс" в именно Монте-Карло, победив в финале действующего чемпиона «Ролан Гаррос» Серхи Бругейру – став самым молодым победителем в истории турнира. И только в 2005 году Рафаэль Надаль превзойдет его достижение, выиграв «Monte Carlo Open» в возрасте 18 лет и 10 месяцев).

Чтобы снять подавленное состояние Медведев зашёл в ночной клуб «Джинс», в котором оказался Агасси со своим тренером Брэдом Гилбертом (прим.авт.‒ Агасси был посеян 7-м на «Monte Carlo Open», но снялся с турнира из-за травмы плеча. Он хотел отказаться и от участия на «Ролан Гаррос», но его уговорил играть Гилберт).

tennis i.com interviewВ одном из интервью украинец так вспоминал эту встречу: "Андре пил водку с соком и курил сигареты. Я подсел к нему и стал с ходу расспрашивать его о жизни. Мне было важно узнать, что он испытывал, оказавшись на дне классификации, и как нашёл в себе силы вернуться. И хотя обстановка едва ли располагала к беседам по душам, Агасси с его талантом психолога сумел меня успокоить и переубедить. Меня поразило, что Андре откровенно мне рассказывал о себе. Мало того, он дал мне с десяток весьма дельных советов. "Ты обладаешь достаточно мощным ударом, ‒ сказал Андре. ‒ Даже без значительных тренировок, не говоря уж о работе на самом пределе нагрузок, ты можешь вернуться на утраченные позиции. Оказаться если и не в первой-второй десятке, но уже никак не в конце первой сотни". Он порекомендовал мне тренироваться в день часа по полтора, однако делать это предельно интенсивно. Плюс проделывать при необходимости лёгкие упражнения во второй половине дня, но ни в коем случае не перенапрягаться и не переигрывать. Но, главное, Андре помог мне снова поверить в себя. Мы проговорили часа два.

Я последовал его рекомендациям. И не только отделался от мысли об уходе из тенниса, но и неожиданно нашёл в себе скрытые резервы".

книгаТеперь приведу, как описал их встречу Агасси в своей автобиографической книге «Откровенно» (Open).

"Мы с Брэдом столкнулись с Медведевым в ночном клубе в Монте-Карло. В тот день он потерпел тяжёлое поражение и пил, чтобы заглушить страдания. Мы пригласили его составить нам компанию.

‒ Больше не могу играть в эту чёртову игру, ‒ объявил он. ‒ Я слишком стар. Для меня в теннисе всё кончено.

Я отговаривал его.

‒ Да ты что! ‒ убеждал я. ‒ Посмотри на меня: мне двадцать девять, у меня полно травм и один развод, а ты тут болтаешь о том, что уже ни на что не способен в свои двадцать четыре? Да у тебя блестящее будущее!

‒ Я плохо играю.

Он хотел советов и рекомендаций, просил проанализировать его игру, как я когда-то просил Брэда проанализировать мою. Что ж, я постарался сделать это в стиле Брэда: грубо, но честно. По моему мнению, Медведев ‒ обладатель прекрасной подачи, отличного приёма и удара слева. Правда, удар справа у него слабоват, и это ни для кого не секрет, но он может успешно скрывать эту слабость.

Он довольно крупный спортсмен (прим.ред.‒ Рост 193 см), так что для него не составит труда заставить соперников бить под нужную руку.

‒ Ты прекрасно двигаешься! ‒ кричал я. ‒ Вернись к основам. Первую подачу пробей изо всех сил ‒ и бей слева в линию!"  

racketsНа Открытом чемпионате Франции при встречах в раздевалке или в окрестностях «Ролан Гаррос» Агасси подбадривал Медведева, давал тактическое советы как играть против Сампраса (во 2-м круге 7:5; 1:6; 6:4; 6:3) и Куэртена (в четвертьфинале 7:5; 6:4; 6:4).

Агасси в 4-м круге обыграл действующего чемпиона испанца Карлоса Мойю (4:6; 7:5; 7:5; 6:1)

В полуфиналах они сыграли по 4 сета: Агасси со словаком Домиником Хрбаты (6:4; 7:6; 3:6; 6:4), Медведев с бразильцем Фернандо Мелигени (7:5; 3:6; 6:4; 7:6).

Финал

Трибуны центрального корта имени Филиппа Шатрие, естественно, были переполнены. В VIP-ложе собралось немало знаменитостей: Хуан Антонио Самаранч, Сергей Бубка и Павел Буре, Стинг и Джонни Холидей...

книгаО том, как развивались события в финале, предлагаю ознакомиться с отрывком из книги «Откровенно».

"Вечером перед финалом сижу в гостиничном номере, смотрю телевизор. Выключаю его и подхожу к окну. Я чувствую себя больным. Вспоминаю последние восемнадцать месяцев, предыдущие восемнадцать лет. Миллионы мячей и решений. Я знаю, что сегодня ‒ мой последний шанс выиграть Открытый чемпионат Франции, выиграть четвёртый Шлем, собрав полный комплект. Меня пугает перспектива поражения, но и победа пугает не меньше. Принесёт ли она счастье? Будет ли стоить затраченных усилий? Смогу ли я разумно ею распорядиться или бездарно растрачу?

Медведев тоже не выходит у меня из головы. У него ‒ моя манера игры. Даже имя моё ‒ Андрей. Андрей против Андре. Я против своего двойника.

...

С самого начала матча я похож на развалину, хорошенько пропитанную потом. Делаю глупые ошибки, которые непростительны и для новичка. Мне хватает девятнадцати минут, чтобы проиграть первый сет 6:1. Медведев, между тем, выглядит удивительно спокойным. А почему бы и нет? Он делает всё, что требуется, всё, чему я научил его в Монте-Карло. Контролирует скорость игры, проворно двигается, пробивает с левой руки в линию при первой возможности. Его игра качественна, точна, безжалостна. Стоит мне двинуться вперёд, попробовать выиграть очко, подойдя ближе к сетке, как он тут же пробивает мимо меня мощный удар слева.

На нём клетчатые шорты, больше пригодные для пляжа, да и в целом он выглядит так, будто собрался от души погулять где-нибудь на Ривьере. Он свеж и силен. Он будто отдыхает за игрой: кажется, Андрей мог бы провести здесь многие дни, ни капли не устав.

В начале второго сета небо затягивают тёмные тучи. Начинает моросить. Сотни зонтиков раскрываются над трибунами. Матч остановлен. Медведев бежит в раздевалку, я иду следом.

В раздевалке никого. Я хожу туда-сюда. Из крана капает вода. В такт каплям тихонько звенят дверцы металлических шкафчиков. Сижу на скамье, потею и смотрю в свой открытый шкаф.

Входят Брэд и Джил. Брэд, в белом пиджаке и белой шляпе, резко контрастирует с чёрными одеждами Джила (прим.ред.‒ Джил Рейес ‒ тренер по фитнесу).

Брэд изо всех сил хлопает дверью и громко спрашивает:

‒ Что, чёрт возьми, происходит?

‒ Он слишком силен, Брэд. Я не могу его одолеть. Этот чувак ростом метр девяносто пять, у него пушечная подача, и он никогда не промахивается. Он добивает меня своей подачей, добивает ударами слева, и я не могу угадать, куда он подаёт...

Брэд молчит. Я вспоминаю Ника, стоявшего почти на том же месте. Ник ничего не сказал мне, пока мы ждали окончания дождя, в тот день, когда я проиграл Курье восемь лет назад. Некоторые вещи всё-таки не меняются. Тот же будто проклятый для меня турнир, то же чувство мучительного, до тошноты, волнения, и то же холодное безразличие тренера.

‒ Ты издеваешься? ‒ ору я на Брэда. ‒ За все эти годы ты решил выбрать именно этот момент, чтобы помолчать? Именно сейчас ты, наконец, решил заткнуться?

Брэд смотрит на меня в изумлении, а затем начинает визжать. Брэд, никогда ни на кого не повышающий голос, выходит из себя:

‒ А что ты, чёрт возьми, хочешь от меня услышать? Что именно ты хочешь услышать, а? Ты считаешь, что он слишком силен. Откуда ты знаешь, чёрт побери? Ты даже не знаешь, как он играет! Там, на корте, ты так охвачен паникой, ‒ странно, что его вообще заметил! Слишком силен? Только на твоём фоне, чёрт бы тебя побрал!

‒ Но...

‒ По крайней мере, начни играть. Если ты проиграешь, сделаешь это на своих условиях. Хотя бы бей по мячу!

‒ Но...

‒ Андре, если ты не знаешь, как бить, вот тебе подсказка. Бей так же, как он. Если он бьёт слева через весь корт, ты тоже бей слева через площадку. Только бей чуть лучше, чем он. Не лучше, чем все, вместе взятые, в этом гнусном мире, а лучше, чем один-единственный парень. Да наплюй ты на его подачу! Она не будет иметь никакого значения, когда ты сам начнёшь бить. Просто бей. Если мы сегодня проиграем ‒ прекрасно, я это переживу. Но давай уж проигрывать на наших условиях. В эти тринадцать дней я видел, как ты боролся. Как держал удар, изматывал противника. Так что прекрати себя жалеть, ныть, что он слишком силен для тебя и, ради всего святого, не пытайся быть идеальным игроком! Просто смотри на мяч и бей по нему. Слышишь меня, Андре? Заставь этого парня считаться с тобой, почувствовать твою силу. Ты не двигаешься, не бьёшь по мячу. Просто стоишь на месте. Если уж идёшь ко дну ‒ хорошо, иди, но перед этим жахни по противнику из всех стволов! Всегда, если идёшь ко дну, успей дать залп!

Входит судья:

‒ Прошу вас на корт, джентльмены.

Медленно выхожу на корт. Короткая разминка, затем ‒ снова игра. Я забыл счёт и был вынужден посмотреть на табло, чтобы вспомнить его. Ах, да. Я веду во втором сете, 1:0. Но подаёт Медведев. Я опять вспоминаю финал 1991 года, наш матч с Курье, когда начавшийся дождь напрочь сломал ритм игры. Быть может, сегодня мне за это воздастся. Возможно, такова моя теннисная судьба: если тогда дождь сбил с толку, то сегодня он, напротив, выведет меня на правильный путь.

Но Медведев продолжает играть в том же стиле: прессует, заставляя меня отступать и обороняться, не давая перехватить инициативу. День сегодня влажный и пасмурный, это, кажется, добавляет Медведеву сил. Ему нравится медленный ритм. Он, подобно разъярённому слону, получает удовольствие, топча меня своими огромными ногами. В первом же гейме он подаёт мяч со скоростью сто девяносто три километра в час. Через секунду счёт уже 1:1.

Затем он отнимает у меня подачу, удерживает её, вновь отнимает и доводит счёт до 6:2.

В третьем сете каждый удерживает свою подачу в течение пяти геймов. И вдруг, впервые за матч, необъяснимым образом я отнимаю подачу соперника. Веду 4:2. В толпе слышатся изумлённые вздохи и перешёптывания.

Однако и Медведев отнимает подачу. Удержав её, он добивается счёта 4;4.

Вновь появляется солнце. Под горячими лучами грунт начинает сохнуть. Скорость игры понемногу растёт. Я подаю, при счёте 15-15 мы разыгрываем очко в безумном темпе, и я беру над соперником верх с помощью отличного удара с лёта с левой руки. Теперь, при счёте 30-15, я вспоминаю, как Брэд велел мне смотреть на мяч и бить по нему. Отправляю мяч в полёт. Свою первую подачу сопровождаю громким рычанием. Аут. Я спешно подаю вновь. Вновь аут. Двойная ошибка. 30-30.

Вот оно. Именно так я себе всё и представлял. Медведев в шести очках от чемпионского титула. Но я проигрываю на условиях Брэда, а не на своих собственных.

Я вновь подаю. Аут. Я упрямо отказываюсь подавать второй мяч с меньшей силой. Опять аут. Две двойных ошибки подряд.

Итак, счёт 30-40. Брейк-пойнт. Я хожу кругами, жмуря глаза, готовый расплакаться. Нужно взять себя в руки. Я подхожу к линии, подкидываю мяч ‒ и вновь теряю подачу. Целых пять подач! Ещё одна ‒ и Медведев будет подавать на матч за чемпионский титул Открытого чемпионата Франции.

Он наклоняется вперёд. Готовясь к подаче соперника, ты всегда пытаешься сообразить, что у него на душе. Медведев знает, что после пяти потерянных подач я пребываю в потерянных чувствах. И поэтому он предполагает, что у меня не хватит духу играть агрессивно. Он жаждет мягкой подачи, считает, у меня нет другого выбора. Он стоит в площадке, оставив далеко за собой заднюю линию, давая мне понять, что ждёт от меня слабой подачи, и ответным ударом собирается забить мяч прямо мне в глотку. Его взгляд недвусмысленно говорит: "Ну что, сдулся? Да тебе пороху не хватит показать свою злость!"

Это ‒ поворотная точка матча, а возможно и наших жизней. Проверка воли, решимости, мужества. Я не желаю отступать. Подбрасываю мяч в воздух. В противовес ожиданиям Медведева, бью резко и сильно, ему под левую руку. Мяч, отклоняясь с правильного курса, делает неприятнейший отскок. Медведев, однако, дотягивается, отбивая его в центр корта. Я бью справа, рассчитывая, что мяч упадёт позади соперника. Он вновь берет мяч, бьёт слева мне под ноги. Я наклоняюсь и неловко бью с лета. Мяч попадает в линию, Медведев перебрасывает его через сетку, и я, в свою очередь, посылаю его на половину соперника ударом столь нежным, что мяч падает недалеко от сетки и там затихает. Слабый удар ‒ но какой сильный ход!
Удерживаю подачу и вприпрыжку отправляюсь на своё место. Толпа беснуется. Вектор силы не переменился, но сдвинулся. Медведев владел игрой, но упустил свой шанс. Судя по его лицу, он это понимает.

"Вперёд, Агасси! Вперёд, Агасси!"

Надо сыграть один гейм в полную силу. Тогда можно выиграть сет и по крайней мере уйти с корта с высоко поднятой головой.

Тучи давно рассеялись. Солнце высушило корт, и темп игры взвинтился до максимума. Когда мы возвращаемся после перерыва, я вижу, как Медведев угрюмо смотрит на небо. Он мечтает, чтобы вернулся дождь. Не хочет играть под палящим солнцем. Потеет. Его ноздри раздуваются, будто у лошади, нет, скорее как у дракона. Ты можешь победить дракона. Он отстаёт ‒ 0-40. Я выигрываю подачу ‒ и третий сет.

Теперь мы играем по моим правилам. Гоняю соперника из угла в угол, бью по мячу изо всех сил, словом, делаю всё, что посоветовал мне Брэд. Медведев двигается медленнее, он заметно расстроен. Он слишком долго думал о победе. Он был лишь в пяти очках от неё, всего в пяти очках, и это не даёт ему покоя. Эта мысль снова и снова стучит у него в голове. "Я был так близко. Я почти победил. Я уже видел финишную ленточку!" ‒ вот что повторяет он себе снова и снова. Он весь в прошлом, я же ‒ в настоящем. Он думает, я ‒ чувствую. Не думай, Андре. Бей сильнее!
В четвёртом сете вновь отнимаю у него подачу. А затем начинается настоящая битва. Мы демонстрируем серьёзный теннис, и каждый из нас, бормоча что-то под нос, старается двигаться быстрее и играть качественнее. Но у меня есть секретное оружие, которое я смогу пустить в ход, когда понадобится очко: игра у сетки. Все мои приёмы игры у сетки срабатывают, и это явно создаёт Медведеву проблемы. Он начинает играть с параноидальной осторожностью. Стоит мне сделать вид, что выхожу к сетке, он вздрагивает. Я подпрыгиваю ‒ он делает рывок.
Выигрываю четвёртый сет.

В пятом быстро отыгрываю подачу и начинаю вести 3:2. Ага! В матче явно наступил перелом. То, что должно было по праву принадлежать мне в 1990, 1991 и 1995 годах, вновь рядом. 

Я впереди, 5:3. Он подаёт, 40-15. У меня два матч-пойнта. Я должен выиграть сейчас, потому что не хочу продолжать этот матч. Если я не выиграю в этот миг, возможно, не выиграю вообще. Если сейчас я не выиграю, то мне и в старости придётся вспоминать Открытый чемпионат Франции и Медведева, скрючившись в кресле-качалке, укрыв ноги клетчатым пледом... Уже десять лет этот турнир не даёт мне покоя, и мысль о том, что я буду страдать из-за него ещё лет восемьдесят, совершенно невыносима. После всех этих тяжёлых тренировок, после моего нежданного возвращения и поразительного результата на турнире, не победить ‒ значит, больше никогда не почувствовать себя по-настоящему счастливым. И тогда Брэду придётся окончить свои дни в психиатрической лечебнице. Финишная линия ‒ кажется, я уже могу её поцеловать. Она толкает меня вперёд.

Медведев выигрывает оба матч-пойнта. Вновь поровну. Я выигрываю следующее очко. Ещё один матч-пойнт.

"Сейчас! ‒ кричу я про себя. ‒ Выигрывай сейчас!"

Но следующее очко выигрывает мой соперник. Гейм за ним.

Смена площадок, кажется, длится вечность. Вытирая лицо полотенцем, бросаю взгляд на Брэда, ожидая увидеть его столь же безутешным, как я сам. Но его лицо сосредоточенно. Он показывает мне четыре пальца. Ещё четыре очка. Четыре очка, цена которых равна четырём Большим шлемам. Давай! Пошёл!

Если я проиграю этот матч, это случится не потому, что я плохо исполняю указания Брэда. Его голос звучит у меня в ушах: "Вернись к тому, что получается хорошо". То есть к удару Медведева с правой.

Мы выходим на корт. Собираюсь бить Медведеву под правую руку, и он знает об этом. Первый мяч, направленный в линию, он отбивает осторожно. В сетку. Тем не менее, он выигрывает следующее очко, когда я, в свою очередь, бью в сетку справа.

И тут совершенно неожиданно тело вспоминает совсем, казалось, забытый удар, с которым Медведев не может справиться. Он бьёт мяч правой, явно утомившись, и тот уходит в аут. Я вновь подаю, ещё сильнее, и вновь он посылает мяч в сетку.

Решающее очко в битве за чемпионский титул. Половина болельщиков скандирует моё имя, вторая половина свистит. Я вновь мощно подаю, и когда Медведев по-мальчишечьи неловко отбивает мяч, я ‒ вторым из присутствующих на игре ‒ понимаю, что Андре Агасси ‒ победитель Открытого чемпионата Франции. Первым это понял Брэд. Третьим ‒ Медведев. Его мяч падает далеко за линией. Наблюдать за его падением ‒ настоящее счастье.

Я воздеваю руки. Ракетка падает на землю. Рыдаю и хватаюсь за голову. Я почти испуган свалившимся на меня невероятным ощущением счастья. Вот уж не думал, что победа может быть столь прекрасна. Не знал, что она может значить так много".

tennis i.com Agassi Roland Garros 1999

Полная видеозапись матча tennis i.com zdes 

После финала 

Американец победил, уступив при этом в основных игровых показателях. Медведев выиграл общее количество очков за матч – 152-144, а по эйсам его преимущество было просто ошеломляющее – 23-2 !..

Церемония награждения участников мужского финала «Ролан Гаррос-1999» запомнилась очевидцам как одна из самых эмоциональных. Андре Агасси, получивший «Кубок мушкетёров» из рук великого австралийца Рода Лэйвера, с трудом сдерживал слёзы.

пресс-конференцияПослематчевую пресс-конференцию Андрей Медведев начал словами: "Проиграл великому игроку. Для меня это честь. Не то, что проиграл, а то, что соперничал с ним... Если отбросить разочарование результатом финала, я провел здесь две счастливейшие недели своей жизни. Буду возвращаться на этот корт год за годом, биться за главный трофей, пока меня здесь не похоронят! Я наконец опять почувствовал этот теннисный адреналин и теперь хочу играть, играть, играть!"

А на вопросы отвечал так:

Что произошло в третьем сете?
‒ Просто Андре заиграл лучше, и я ничего не мог ему противопоставить. Нельзя сказать, что я где-то грубо ошибся. Это он совершил нечто невероятное.

На церемонии награждения вы сказали, что Агасси вписал новую страницу в истории тенниса и теперь может считаться даже более великим игроком, чем Сампрас. Вы на самом деле так считаете?
‒ Я не хочу обидеть никого из них ‒ каждый велик по-своему. И потом, я сам игрок, так что не мне отвечать на этот вопрос.

В сегодняшнем матче вы сделали 23 эйса. Пожалуй, с такой подачей вам по силам выиграть Уимблдон.
‒ Я реалист, но в то же время надеюсь, что моя нынешняя игра позволит мне успешно выступить и на Уимблдоне, и на US Open. Я верю в себя и в свой стиль.

Начав «Ролан Гаррос» на 100-м месте в рейтинге, вы дошли до финала. Как вы оцениваете турнир в целом?
‒ Даже проиграв сегодня, я считаю прошедшие две недели лучшими в своей жизни. Главное — я доказал самому себе, что вновь могу играть в теннис на уровне лучших игроков мира. 

Только что на церемонии награждения вы сказали, что вернулись. Какие цели стоят перед вами теперь?
- Недавно я поспорил с одним своим другом, что закончу этот год среди 50 сильнейших, и уже выиграл у него 100 марок. Теперь надо заключать новое пари - на место в двадцатке лучших. Несколько лет назад я был четвертой ракеткой мира - почему бы не стать ею снова? Конечно, для этого нужно время, но я готов попробовать. И сейчас меня будет трудно остановить.

справка После «Ролан Гаррос-1999» Медведев стал 30-м в рейтинге ATP и находился в Топ-100 до 11 июня 2001 года. За этот период его лучшая позиция была ‒ 21 (22.05.2000г.). Закончил выступать в 27 лет (2001г.).

 

пресс-конференцияАндре Агасси тоже был откровенен с журналистами:
‒ Проиграв первые два сета, я оказался в шоке. Моё разочарование трудно передать словами: мне казалось, что финал мною уже проигран. Меня спасло только желание продержаться ещё хотя бы чуть-чуть, которое постепенно переросло в надежду спасти матч.

Как вы спали сегодня ночью? Показалось, что в начале игры вы излишне нервничали.
‒ Спал я отлично, но на корте действительно долго никак не мог справиться со своими нервами. Руки и ноги просто не слушались меня.

Дождь в начале второго сета был вам на руку?
‒ Безусловно. Хотя, возвратившись на корт, я продолжал играть так же плохо. В моей ситуации благом был любой перерыв.

Как вы оценивали свои шансы перед началом турнира?
‒ (Улыбается.) Как 10 к 1 - в своих глазах я был безоговорочный фаворит. Ну а если серьёзно, то победить могли примерно 6 человек, и я в том числе.

Медведев сказал о вас много добрых слов. Чем вы можете ответить?
‒ Я очень рад за него. Андрей ‒ один из немногих парней, у которых кроме огромного таланта ещё и большое сердце. Если же говорить только о теннисе, то он обладает уникальными ударами, которые могут поставить в тупик любого соперника. Надеюсь, что главные победы у него впереди.

Какие у вас дальнейшие планы?
‒ Теперь могу покинуть теннис без сожалений.

Были и вопросы непосредственно не касающиеся финала:

А где вы храните трофеи? Хорошо их полируете?
‒ Да уж, забочусь!.. Специального места нет ‒ просто расставил по дому. Но для этого выделю отдельную комнату!

Во время "Гарроса" вы побывали на концерте Брюса Спрингстина. Его мелодии, ритм крутились в голове во время финала?
‒ Нет, я плохо запоминаю мелодии. У меня нет ни голоса, ни слуха. У меня вообще талантов не много. Даже на роликах стоять не умею.

справка После «Ролан Гаррос-1999» Агасси в рейтинге продвинулся на 10 позиций, став 4-й ракеткой мира. До 24 апреля 2006 года входил в Топ-10. Перед последним своим турниром «US Open-2006» 36-летний теннисист занимал 39 позицию. За этот период 48 недель находился на вершине рейтинга из них 45 ‒ подряд.

 

прессаВ газетах писали:

tennis i.com galochka 3"Фантастическим финалом завершился Открытый чемпионат Франции! Агасси после матча откровенно плакал от счастья, Медведев, упустивший шанс впервые выиграть турнир "Большого шлема", выглядел абсолютно опустошенным. Разыграв последний мяч (перед этим Медведев отыграл три матч-бола) теннисисты, чье джентльменское поведение может служить образцом, по-братски обнялись, не ограничившись традиционным рукопожатием";

tennis i.com galochka 3"Два лысеющих молодых человека в этот воскресный день показали теннис XXI века".

tennis i.com galochka 3"Даже проиграв, Медведев снискал продолжительные овации, и был не менее Агасси достоин звания чемпиона «Ролан Гаррос»".

Некоторые подробности

tennis i.com galochka 3Андре Агасси в 1-м круге забыл в сумку положить плавки и играл в шортах, одетых на голое тело. После победы он счёл, что без нижнего белья он выступает удачнее, и больше его не одевал. Правда об этом никто не догадывался, узнали только после выхода в свет его книги «Откровенно».

tennis i.com galochka 3За финалом наблюдали из ложи для почетных гостей двукратный обладатель "Большого шлема" Род Лейвер, президент МОК Хуан-Антонио Самаранч, друзья Медведева: легкоатлет Сергей Бубка, хоккеист Павел Буре, французский певец Джони Холидей.

tennis i.com galochka 3Американец, никогда ранее не побеждавший на кортах «Ролан Гаррос», стал вторым после Рода Лейвера обладателем "Карьерного Большого шлема" в «Открытую эру». Такого не удавалось даже Питу Сампрасу, Ивану Лендлу, Бьорну Боргу, Джону Макинрою, Джимми Коннорсу и другим выдающимся игрокам.

tennis i.com galochka 3Когда Медведев позировал перед фотографами с призом финалисту «Ролан Гаррос» о возвращению в Киеве, кто-то попросил, чтобы трофей он поднял над головой. "Такие призы не поднимают ‒ их просто держат", — с грустной улыбкой ответил Медведев.

tennis i.com galochka 3Намного позже украинец так прокомментировал свою игру в финале «Ролан Гаррос»: "Я допустил тактическую ошибку. Глупо! Если бы дали переиграть тот матч, я бы сыграл по-другому. И наверняка бы выиграл".

Скачать книгу Андре Агасси «Откровенно»
скачать книгу

справка «Ролан Гаррос-1999» также примечателен тем, что это последний победный мэйджор для Штеффи Граф и первый – для Роджера Федерера, в котором он в 1-м круге проиграл 3-му сеяному австралийцу Патрику Рафтер 7:5; 3:6; 0:6; 2:6. О их встрече здесь.

 

Другие материалы по этой теме:
 Другие материалы по теме

Малоизвестные эпизоды из жизни Андре Агасси и его близких (+ много редких фото)

Признания Андре Агасси

Эпический финал "Ролан Гаррос-1999":  Штеффи Граф – Мартина Хингис

24/02/2016 , Автор: Игорь Ивицкий

Добавить комментарий