Оцените материал
(1 Голосовать, средняя оценка 5.0 из 5)

Пит Сампрас: Уроки теннисной жизни

Сампрас уроки теннисной жизни 

Из книги Пита Сампраса и Питера Бодо

«РАЗМЫШЛЕНИЯ ЧЕМПИОНА. УРОКИ ТЕННИСНОЙ ЖИЗНИ»

tennis i.com book

tennis i.comКонкуренция на уровне юниорского тенниса яростная, её не регулируют ни общественное мнение, ни дотошное внимание прессы. Схватки беспощадны, по принципу "кто кого слопает". Сумасшедшие родители, неистовые тренеры, ради победы готовые на всё, способные на любую уловку, лишь бы их чадо поднялось выше в рейтинге, привлекло внимание, добилось известности. Эта стратегия в какой-то мере эффективна. Можно задирать и запугивать соперника, подавлять его волю – для юниорских схваток это норма, но в профессиональном теннисе подобные приёмы не приняты, да и не срабатывают. Кто пробился на высший уровень, тот уже не особо чувствителен к большинству видов психологического давления.

tennis i.comЯ отлично знаю, какое напряжение испытываешь, когда от тебя ждут очередной победы над теми, у кого ты регулярно выигрывал. Мне это хорошо знакомо, потому что потом, в профессиональном теннисе, со мной неизменно так и случалось. А тогда, в юниорские годы, меня поддерживала только уверенность Пита Фишера [его тренер] в том, что я не должен беспокоиться, какой у меня счёт в играх со сверстниками. Мне нужно смотреть далеко вперёд и думать о том, куда выведет меня моя игра в конечной перспективе. 

Для нас [его и тренера] самым главным всегда было вести правильную игру, постоянно её совершенствуя. Этому принципу я следовал в течение всей карьеры. Мы сознательно шли на риск. Если ожидания не оправдаются, значит, я оказался недостаточно хорош или поставил себе невыполнимые задачи. А многие мои сверстники напоминали отчаянно голодных людей, без разбора поглощающих всё съестное подряд. Они не думали о будущем, жили только сегодняшними результатами, не отдавая себе отчёта в том, что вещи, подходящие для юниоров (например, бесконечный обмен несильными навесными ударами), в профессиональном спорте могут оказаться бесполезными.

Есть и ещё один фактор. В юниорском теннисе главное испытание – избежать стресса, который может оказаться весьма глубоким, особенно на национальных турнирах (самых важных юниорских соревнованиях, открытых для воспитанников всех юношеских секций Теннисной ассоциации США – United States Tennis Association, USTA). Приняв решение об улучшении своей игры, я не очень волновался по поводу побед. Я хочу объяснить начинающим теннисистам: в их возрасте я, прежде всего, заботился не об очках, а о том, чтобы играть хорошо, играть "правильно". Поэтому я мог не только получать удовольствие от процесса игры, но и совершенствовать её в силу своих возможностей.

Могу заявить со всей уверенностью: на меня никогда не давили ни отец, ни Пит Фишер. Мне никогда не говорили: "Ну-ка, давай, ты просто обязан выиграть эту встречу".

Ещё один полезный побочный эффект в моих участиях  в старшей возрастной группе состоял в том, что я научился проигрывать. Тот, кто хочет стать чемпионом, не должен думать о поражении – в этом я никогда и не сомневался. Но я освоил и умение проигрывать так, чтобы не утратить уверенности в себе. Это очень пригодилось мне впоследствии, и не только в общей перспективе, но даже в конкретных встречах, когда на меня сильно давили. Страх поражения парализует игрока.

Наверное, теперь вам легче понять, как у меня выработалась одна черта характера, очень помогавшая мне на протяжении всей карьеры, хотя мало кто её замечал (потому, вероятно, что она теснее связана с тем, чего я не делал, нежели с тем, что я делал): мне всегда "хватало дыхания", во всяком случае, насколько я себя помню. Поймите меня правильно. У меня выпадали неудачные дни, случались встречи, когда я был сам не свой – из-за переутомления или потому, что не мог найти свою игру. Иногда мне не хватало настроя, и я проигрывал. Однако "нехватка дыхания" – совсем другое дело. Это когда ты объективно можешь выиграть, но внезапно чувствуешь полный упадок сил или духа. Такого со мной не бывало – уверен, именно потому, что я никогда не боялся проиграть.

Мне нисколько не вредило то обстоятельство, что, при моей способности собраться и настроиться на борьбу в решительный момент, я обычно ничего не принимал близко к сердцу и не особенно переживал по поводу поражений. Я стремился не столько побеждать, сколько совершенствоваться.

Я хочу сказать вот что: нужно наблюдать за своей игрой и смотреть далеко вперёд – куда могут вас привести ваши природные спортивные данные через пять, десять, пятнадцать лет? 

Темперамент и характер у всех людей разные. Податливы вы или тверды? Терпеливы или склонны к риску? Нуждаетесь во внимании и одобрении или способны упорно работать, стиснув зубы, и выигрывать вопреки всему? Достаточно у вас душевных сил, чтобы справиться с поражением, или вам нужен запас уверенности, приносимый регулярными победами? Есть у вас прочие качества, порой совершенно не связанные с тем, как вы бьёте по мячу или держите ракетку, без которых трудно сделать карьеру, достойную «Зала славы»?

tennis i.comВо многих отношениях самым мощным (хотя и скрытым) стимулом моего развития был отец. Его суждения и наставления очень много для меня значили. Помню, в двенадцать лет я играл с Дэвидом Уитоном, который был чуть старше. Я победил Уитона (он потом стал крепким профессионалом) на грунтовом корте во втором раунде национального первенства, где он был посеян под вторым номером. Я очень собой гордился, и местный репортёр взял у меня интервью. Настроение великолепное – казалось, весь мир у меня в кармане.

На следующий день, на том же самом корте, я проиграл Мэлу Вашингтону со счётом 6:1, 6:0. Он просто преподал мне урок тенниса. После встречи тот же самый репортёр подошёл уже к Мэлу и взял интервью у него. Папа отвёл меня в сторону и сказал: "Видишь того типа? Он говорил с тобой вчера. А теперь беседует с Мэлом. Вот и пойми: мало быть на высоте один день – нужно быть на ней ежедневно".

tennis i.comПуть к вершине теннисного рейтинга оказался для меня не слишком извилистым, и я двигался по нему довольно быстро благодаря созданным мне прекрасным условиям для совершенствования игры. Конечно, подъёмы чередовались со спадами, но при этом основная моя задача состояла в том, чтобы внутренне окончательно перестроиться с оборонительного стиля игры на атакующий. А для этого, помимо прочего, мне нужно было усвоить новое теннисное мышление.

Игрок оборонительного стиля может не проявлять активности. Он дожидается вашей ошибки, пытаясь заставить вас торопиться с завершением розыгрыша очка.

Атакующему игроку приходится думать больше. Какую выполнить подачу: плоскую или крученую? Выйти к сетке или завершить розыгрыш очка ударом с отскока? Как обмануть принимающего соперника изменением направления и типа подачи?

Основное различие между атакой и защитой в том, что первая требует плана действий, а вторая – хорошей реакции и умения обороняться. Конечно, в обоих случаях очень важна техника выполнения ударов.

По мере того как я осваивал наступательную игру, мне открывалось важное обстоятельство: именно этот стиль соответствовал моим способностям и складу характера. Но ставка на атаку, в результате чего изменились вся моя игра и позиция на корте, требовала повышенного атлетизма.

И тут я допустил одну существенную ошибку. Излишне полагаясь на свои природные данные, я ослабил внимание к физической подготовке.

Конечно, тут сыграли роль и естественные факторы, возникающие при вступлении в юношеский возраст. К шестнадцати-семнадцати годам я стал более замкнутым. У меня возникло ощущение уязвимости, умножились душевные переживания, и это отразилось на игре. Процесс возмужания шёл довольно долго, и всё это время в плане тенниса я фактически топтался на месте. Тем не менее, я уже кое-что умел – вполне достаточно, чтобы прощупать почву на профессиональных соревнованиях.

tennis i.comКогда даёшь сопернику передышку внутри слышится тоненький голосок: "Ты его достал, теперь берегись. Не паникуй, но положение серьёзное. Действуй осторожно, имитируй наступление, забудь о своей игре, послушай меня – и что-нибудь да выйдет!" Прислушаться – значит потерять веру в себя, и если так поступить, то, без сомнения, проиграть матч. Правильно говорят, что победа должна войти в привычку. Стоит только открыть полный сомнений ящик Пандоры, и оттуда вылетят все беды и неудачи. Не могу выразить, как важно сохранять ясность ума в минуту сомнения, когда ты просто обязан оставаться спокойным и верить в свои силы. Тут нужна твёрдость духа.

tennis i.comУ меня не было страстного желания стать знаменитостью и вызывать всеобщее восхищение. Я любил играть, наслаждался этим и действительно не понимал, почему не нужно или невозможно играть на одном корте точно так же, как на другом. Мысли мои были просты: "Ну вот, я здесь и делаю то, что всегда хотел делать. Сейчас я подброшу мяч, подам изо всей силы и, вероятно, попаду куда метил". Спортивные психологи получают деньги за то, что пытаются привить спортсменам такое сознание. Ко мне оно пришло естественным образом, и я сомневаюсь, что это можно внушить или втолковать.

tennis i.comЯ никогда не шёл на матч с шаблонным планом наготове. Конечно, я знал свои сильные стороны, знал, какая игра для меня наиболее выгодна, старался понять, в чём достоинства и недостатки соперника и как проникнуть в его замысел. Но я всегда предпочитал "прочувствовать" матч, строя игру с учётом моих собственных умений и того, что позволит мне угадать соперник по другую сторону сетки.

tennis i.comВ теннисе у вас всегда два противника – соперник и вы сами. С соперником нет особых проблем – надо лишь справляться с его ударами. Важнее всего подавить внутреннего оппонента – ту часть самого себя, которая подвержена сомнениям, страху, колебаниям и призывает сдаться. Если вы слишком заняты внутренней борьбой, как некоторые игроки, трудно рассчитывать, что вы победите соперника.

Если вы хотите достичь вершин – освободитесь от личных переживаний и играйте с просветлённым сознанием: тогда это всякий раз будет соревнование в мастерстве. Подобно большинству теннисистов, я всегда старался использовать эмоциональные срывы соперников. Когда противник начинает выходить из себя, это для меня сигнал, что я подобрал ключ к его игре или его психологическому состоянию.

tennis i.comЯ пришёл в теннис не для того, чтобы получить приз зрительских симпатий, изображать колоритный персонаж или потешать публику. Я пришёл играть, играть на максимальном для меня уровне и завоёвывать титулы. Теннис был моей первой любовью и моим профессиональным занятием. Я никогда не смешивал его с шоу-бизнесом. Если зрителям не запомнится моя игра, то запомнится достойная манера поведения. А если они и этого не запомнят – тогда пусть меня забудут вовсе.

tennis i.comОдна из самых серьёзных задач заключалась в том, чтобы не позволить хвалебным отзывам прессы закрепиться в моём сознании. Я убедил себя: на каждом турнире, неделя за неделей, я должен играть так, словно от этого зависит всё. Я выходил на корт с мыслью, что ещё ничего не доказано и мне только предстоит это сделать. Мой настрой приносил мне подлинное удовлетворение. Вероятно, поэтому в итоге каждый выигранный матч доставлял мне дополнительные позитивные эмоции, и я не испытывал пресыщения от побед.

tennis i.comНичто постороннее не вторгалось в мой ум, когда я находился на корте, и мне это давалось легко. Подружки, нелады с тренерами, семейные проблемы – обычно я без особых усилий мог всё вынести за скобки, что очень важно, если хочешь постоянно поддерживать игру на высшем уровне. На корте я помышлял только о деле.

Гнев? Может, я и проявлял бы его, имей я привычку качать права, повышать голос, раздувать щёки и выкатывать глаза. В детстве со мной случались припадки ярости, но по мере того как я становился атакующим игроком и взрослел, эмоциональные взрывы сходили на нет. Наступает время, когда становишься тем, кто ты есть, и осознаешь это. Эксперты и болельщики, бывало, спрашивали, отчего я хоть изредка не выражаю гнева или страсти. Ответ прост: у меня нет подобных эмоций; точнее, я их себе не позволяю. Я загоняю их глубоко внутрь.
За редким исключением гнев мешает хорошо играть и выигрывать. Вспоминаю Горана Иванишевича в нескольких эпизодах наших матчей на «Уимблдоне». Я смотрел, как Горан крушит свои ракетки, и отчётливо понимал: "Я его сделал!" Подобное поведение соперника сигналит мне, что тот разбит и подавлен. И теперь он весь мой.
И, естественно, я не хотел, чтобы такое случалось со мной. Моя невозмутимость, наверное, заставляла противников осторожничать и бояться. Это не было сознательной стратегией. Я никогда не пытался никого запугать, ни на кого не давил. Главным оружием являлось моё "Я". Бесстрастие и некая отстранённость помогли мне выиграть много матчей.
Андре Агасси порой терял выдержку в наших с ним матчах. Помню, однажды в Сан-Хосе он разбил две ракетки, стал бранить судью на вышке и даже нецензурно обозвал его. Увидев, что творится, я уселся на стул и подумал: "О'кей, вот с Андре и покончено!"

tennis i.comЧтобы добиться славы, прежде всего необходим талант, чтобы сохранить её – постоянство.

tennis i.comЕдинственное, перед чем все, в конце концов, склоняются, – это успех!

tennis i.com download book 1

11/08/2017 , Автор: Игорь Ивицкий

Добавить комментарий